• Видное, имение

    На месте теперешней деревни Апаринки была пустошь, которая называлась Паринки. Впервые в 1651 году 25 октября она упоминается в писцовых книгах. В этот день московский ловчий Афанасий Заболоцкий получил на Каширской дороге во владение "пустошь Паринку меньшкую верхнюю да пустошь Паринку нижнюю с семью сельцами". В 1678 году сельцо Паринки переходит к внуку Афанасия Заболоцкого - стольнику И.М.Заболоцкому, а от него в 1704 году - к его сестре Анне Михайловне, в замужестве Волынской, которой принадлежит лишь часть сельца, а другая часть находится в собственности И.А.Заболоцкого. Затем почти в течение 40 лет никаких письменных свидетельств об этом сельце нет и лишь в 1748 году появляется новая записать о том, что часть сельца Паринки - "дом господский да 9 дворов крестьянских" переходят от А.М.Волынской к полковнику Н.Н.Маслову, женатому на Устинье Андреевне, в девичестве Заболоцкой. А еще через два года свою часть сельца Паринки И.А.Заболоцкий также продает своей сестре Устинье Андреевне и ее мужу Н.Н.Маслову. Немного позже одним из владельцев земель вокруг сельца становится владелец с.Таболово князь Д.Ю.Трубецкой.

    В 1815 году в документах неожиданно появляется новое название известного нам владения - имения Видное, Апаринки тож. 16 апреля 1815 года на имя государя Александра Павловича (Александра Первого) с прошением обращается поручик Порфирий Федорович Греков. В этом прошении было ничего не необычного, кроме одного - названия имения. В нем поручик сообщал, что 14 марта 1814 года скончался его родной дядя коллежский ассесор Алексадр Семенович Маслов, после которого осталось движимое и недвижимое наследство. Еще в 1748 году часть села Паринки принадлежало Николаю Никифоровичу Маслову. И теперь Порфирий Федорович сообщал, видимо, о смерти последнего прямого наследника рода Масловых. У покойного Маслова осталось два наследника: он - Порфирий Федорович, племянник, и вдова - Елизавета Михайловна. Им от покойного досталась определенная недвижимость. Право на наследство было рассмотрено в Московском надворном суде 2-го департамента. По суду вдове Маслова следовала седьмая часть наследуемого имения, а остальное наследовал племянник покойного - Порфирий Греков. По решению суда П.Ф.Греков был введн, в частности, во владение сельцом Видном, Паринки тож. Так впервые в документах появилось название Видное.

    Сколько времени владел П.Ф.Греков сельцом Видное, Паринки тож, не установлено, как и то, каким образом сельцо перешло к другому владельцу. Но совершенно точно известно, что в 1838 году имение принадлежало коллежской асессорше Степановой. В каком году муж Степановой Андрей Петрович приобрел имение Видное, Паринки тож, пока не установлено. В 1852 г. в Москве издается удивительная книжка К.Нистрема "Указатель селений и жителей Московской губернии", в которой, в частности, говорится "Апаринки сельцо 2-го стана, Степановой Елисаветы Михайловны, крестьян 48 душ мужского пола, 43 женщины, 11 дворов, 21 верста от столицы, 23 - от уездного города, на Каширском тракте".

    У Андрея Петровича и Елизаветы Михайловны был три сына: Владимир, Петр и Клавдий. В 1852 г., когда вышла книжка К.Нистрема, Елизавета Михайловная умерла и умер один из братьев - Владимир. А другой, Клавдий, в феврале 1852 г. отдает своему брату губернскому секретару Петру Андреевичу "Видное, Апаринки тож" со всей "господскою усадьбою на той земле находящуюся, со всеми господскими строениями и заведениями, а мерою земли при том сельце… 260 десятин, 1153 сажени".

    В 1861 году Петр Андреевич продает часть имения жене из дворян канцелярского служащего Александре Михайловне Тимошенко, которая владеет имением не долго - уже в июне 1865 г. она продает его жене коллежского секретаря Александре Петровне Павловой. В ноября 1878 года А.П.Павлова также продает с.Видное, Паринки тож за 40 000 рублей коллежскому асессору Андрею Никифоровичу Старикову, который владеет имение почти 10 лет, но в августе 1888 года он продает его за 57 000 рублей графине, жене генерал-майора Евгении Алесандровне Адлерберг.

    Находилось это имени в Островской волости Подольского уезда Московской губернии, совсем рядом с Каширским шоссе. Всего в имении насчитывалось около 260 десятин земли, что было значительно меньше количества земли, принадлежавшей ей же в Тамбовской губернии. Зато имени имело прекрасный вид. Располагалось оно на холме неповторимым видом, оправдывая свое название - Видное. Оно буквально очаровывало своими красотами и привлекало внимание всех, кто его видел. Особый блеск имению придавал вековой тенистый липовый парк, чудная чуть ли не 400 саженей длиной аллея, проложенные рядом с ней дорожки, которые позволяли насладиться уединением.

    Несмотря на красоту Видного и его окрестностей, графиня еще в 1901 г. хотела продать свое имение и предложила приобрести его Московскому удельному округу за 120 000 рублей. Специальная комиссия описала имевшиеся в нем земли, постройки и имущество, но решила его не приобретать, считая цену завышенной.

    Главный дом имения представлял собой двухэтажное кирпичное здание под железной крышей, насчитывающей 18 комнат. В доме было 47 окон, несколько кафельных голландских печей, одна унтермарковская печь и один камин. Пол первого этажа был паркетным, а на втором - простым. Второй дом также был двухэтажным: низ кирпичный, второй этаж - бревенчатый. Крыта крыта железом. В доме насчитывалось 7 комнат и кухня с русской печкой. В нем было 12 окон и терраса. Кроме того, в имении имелись конюшня, каретный сарай и деревянные крытые железом службы, две 11ранжереи домик сторожа. В имении находилось 10 коров и лошадей.

    Существует легенда, которая связана с прудом, вырытым в виде сердца (пруд существует и по сей день, хотя и в запущенном виде). Однажды к хозяйке имения приехал молодой родственник с любимой девушкой. С ней он целыми днями гулял по окрестным лесам, а в жаркие дни они купались в живописном пруду. Во время одного из купаний девушка утонула. Все тяжело переживали случившееся. А юноша в память о своей любимой попросил придать пруду форму сердца. На полуострое, делившем водоем надвое, посадили деревья, обнаженные корни которых спускались в воду. И, когда их освещало солнце, казалось, что это вытекает кровь из разорванного сердца.

    Ответить Подписаться